3 мая 1946 года в столице Японии Токио начал работу Международный военный трибунал для Дальнего Востока. Это был последний совместный "политический проект" СССР и Запада, дальше — Холодная война. Чем отличался Токийский процесс от Нюрнбергского, и как случилось, что в Японии за преступления многих высших чинов ответили не они, а их подчиненные, рассказывают эксперты проекта "Нюрнберг. Начало мира".

От Голландии до Филиппин

Провести открытый процесс над главными военными преступниками не только в Европе, но и в Юго-Восточной Азии лидеры стран-победительниц решили летом 1945 года на Потсдамской конференции. Пункт 10 Потсдамской декларации гласил: "Все военные преступники, включая тех, которые совершили зверства над пленными, должны понести суровое наказание".

В середине января 1946 года по поручению Главнокомандующего союзными оккупационными войсками в Японии американского генерала армии Дугласа Макартура был издан указ о создании трибунала для японских военных преступников.

В качестве обвинителей выступили 11 государств, пострадавших от действий милитаристской Японии: США, СССР, Великобритания, Китай, Франция, Австралия, Канада, Новая Зеландия, Голландия, Индия и Филиппины. 

Главным судьей на процессе был судья Верховного суда Австралии сэр Уильям Уэбб, главным обвинителем выступал заместитель генерального прокурора США Джозеф Кинан. От Советского Союза в процессе участвовали: в качестве судьи — член Военной коллегии Верховного Совета СССР генерал-майор Иван Зарянов, в качестве прокурора — начальник Договорно-правового отдела МИД СССР, член-корреспондент Академии наук СССР Сергей Голунский и сменивший его государственный советник юстиции, прокурор Москвы Александр Васильев.

Главная роль — у американцев

"Токийский процесс вобрал в себя важнейшие положения, которые были оформлены в ходе подготовки и работы Нюрнбергского процесса, однако процессы существенно отличались друг от друга, — комментирует историк, специалист музея Победы Александр Михайлов. — Так, в отличие от Нюрнберга, в Токио не велась радиотрансляция, устав процесса был разработан не совместно, а исключительно американскими юристами в соответствии с западными (англо-саксонскими и континентальными) правовыми и процессуальными нормами".

Иначе была выстроена и работа защиты. Если на Нюрнбергском процессе каждый обвиняемый пользовался услугами одного немецкого адвоката и аппарата ассистентов, то в ходе Токийского процесса подсудимый мог иметь несколько защитников. В результате 28 обвиняемым предоставили 79 японских адвокатов, а также 25 американских, без которых нельзя было обойтись: японцы плохо знали западные судебные стандарты. 

Если приговоры в Нюрнберге обсуждались коллегиально, то на Токийском процессе широкие полномочия имел Главнокомандующий союзными оккупационными войсками генерал армии Дуглас Макартур. "Он пользовался правом назначать или сменять председателя суда, главного обвинителя, членов трибунала и их представителей. Макартур мог даже изменить приговор", — отмечает Александр Михайлов.

Нюрнбергский процесс проходил на четырех языках: английском, французском, русском и немецком. В Токио же официальными языками трибунала были только японский и английский — именно на них веластенографическая запись заседаний.

Американский линкор "Аризона" горит после взрыва, вызванного попаданием японской бомбы. Пёрл Харбор, 7 декабря 1941 г.
© Public Domain

"Таким образом, американцы заняли на Токийском процессе ключевые позиции. Они стремились продемонстрировать свой приоритет в деле разгрома Японии, особенно в условиях начавшейся Холодной войны", — подчеркивает Михайлов.

Император выше критики

Ухудшение отношений между СССР и США после Фултонской речи Уинстона Черчилля 5 марта 1946 года сказалось и на формировании списка военных преступников для Токийского процесса. Американцы пытались диктовать свои условия, но были вынуждены пойти на уступки Советскому Союзу. После долгих обсуждений стороны отправили на скамью подсудимых 29 человек, однако бывший премьер-министр Японии Фумимаро Коноэ накануне ареста принял яд. В результате перед судом предстали 28 человек. 

Генерал Дуглас Макартур и император Хирохито, сентябрь 1945 г.
© Public Domain

Отдельно обсуждался вопрос о том, стоит ли судить японского императора Хирохито и членов его семьи. Изначально Хирохито возглавлял список преступников. Но в Японии император — фигура священная: это единственная страна в мире, где правящая династия не пресекалась как минимум с начала IV века. Даже после того, как 1 января 1946 года Хирохито по требованию американцев отрекся от божественного происхождения (впрочем, весьма уклончиво и неоднозначно), он оставался важнейшим символом нации. Судить его значило спровоцировать масштабный политический кризис и, возможно, военное восстание. Поэтому союзники вычеркнули имя Хирохито из списка подсудимых.

Вместе с ним иммунитет получили все члены императорской фамилии. Это гораздо более спорное решение. Если Хирохито как конституционный монарх на заседаниях кабинета министров в основном молчал, то многие его родственники в годы Второй мировой войны занимали ключевые посты в армии и на флоте и совершали военные преступления. 

Избежали судебного преследования и командующие японскими подразделениями и научно-исследовательским институтами, в которых создавалось бактериологическое и химическое оружие. Во время войны его испытывало на людях подразделение японских вооруженных сил "Отряд 731" — эксперименты на подопытных по жестокости не уступали немецким.

На снимке , найденном на теле мертвого японского солдата, изображен японский офицер с самурайским мечом, который казнит военнопленного, предположительно австралийского летчика.
© AP Photo

"В отношении разработчиков оружия массового поражения американское командование пошло на сделку, получив взамен огромные объемы информации по разработке этих видов вооружения. Это абсолютно не устраивало представителей СССР", — объясняет Александр Михайлов.

В декабре 1949 года 12 военнослужащих японской Квантунской армии, применявших бактериологическое оружие, были осуждены советской стороной на Хабаровском процессе.

Самоубийцы, безумцы и другие подсудимые

"Дальневосточный Нюрнберг" провел 818 открытых заседаний и 131 заседание в судебной комнате. Трибунал рассмотрел 4356 документальных доказательств и 1194 свидетельских показания о преступлениях, совершенных военными и политическими руководителями Японии. Почти половина из этих свидетельских показаний были заслушаны в ходе работы заседаний. 

"При работе над обвинительным заключением первоначально планировалось включить в него 55 пунктов, однако до приговора дошли только 10. Итоговый вердикт судьи выносили в условиях острых разногласий и противоречий между участниками трибунала", — говорит Александр Михайлов.

12 ноября 1948 года Токийский трибунал вынес приговоры 25 японским военным преступникам. К смертной казни через повешение были приговорены семь человек: бывший премьер-министр и министр армии генерал Хидэки Тодзио, бывший министр армии генерал Сэйсиро Итагаки, бывший премьер-министр и министр иностранных дел Коки Хирота, генералы Иванэ Мацуи, Кэндзи Доихара, Хэйтаро Кимура и Акира Муто.

Хидэки Тодзио — военачальник и бывший премьер-министр Японской империи
© Public Domain

Еще 16 подсудимых приговорены к пожизненному заключению. Бывший министр иностранных дел Сигэнори Того получил срок в 20 лет, бывший министр иностранных дел и посол Японии в СССР Мамору Сигэмицу — семь лет лишения свободы.

Ни один из обвиняемых по итогам трибунала не был оправдан, но в отношении троих человек судебные действия были прекращены. Идеолог японского милитаризма философ Сюмэй Окава признан невменяемым в связи с психическим заболеванием, а бывший министр иностранных дел Ёсукэ Мацока и бывший генерального штаба Императорского флота Японии маршал флота Осами Нагано умерли во время суда.

Сюмэй Окава — философ и журналист, идеолог политик японского милитаризма
© Public Domain

Все смертные приговоры приведены в исполнение в ночь с 22 на 23 декабря 1948 года во дворе тюрьмы Сугамо в Токио.

На свободу через десять лет

К концу 1950-х годов все лица, приговоренные Токийским трибуналом к тюремному заключению и оставшиеся в живых, — как бывшие политики, так и военные преступники — были освобождены и амнистированы. Часть из них заняли ключевые посты в верхушке власти и сил самообороны Японии (полноценную армию стране запрещено иметь до сих пор), отмечает Михайлов.

"Например, министр иностранных дел Японии в годы войны Мамору Сигэмицу, приговоренный к семи годам тюремного заключения, вышел на свободу через четыре года и семь месяцев, — напоминает историк. — После освобождения он вновь стал министром иностранных дел". 

Однако несмотря на все разногласия между союзниками, Токийский трибунал остается актуальным до сих пор.

"В ходе процессов в Токио и Нюрнберге были заложены основы современных норм и принципов международного права, — обращает внимание Александр Михайлов. — Разработанные в то время нормативно-процессуальные акты действуют и сегодня. Они гласят, что тягчайшим преступлением является развязывание и ведение агрессивной войны. Они полностью запрещают использование и разработку бактериологического и химического оружия".

Обвиняемые Токийского трибунала. Май 1946 г.
© Public Domain

 

Станислав Давыдов, доктор исторических наук, заведующий научно-методическим отделом Музея Победы:

"Суверенитет Японии до сих пор ограничен решениями Токийского трибунала"

Токийский трибунал, как и Нюрнбергский, продемонстрировал неизбежность наступления наказания за масштабные преступления и проведение бесчеловечной, людоедской политики. Специфической чертой Токийского трибунала было то, что его работа проходила в условиях начавшейся Холодной войны. Токийский трибунал можно считать последней “совместной работой" СССР и их союзников на международной арене перед тем, как развернулось открытое противостояние двух мировых систем. 

И Нюрнбергский, и Токийский трибуналы были созданы для того, чтобы наказать виновников разжигания Второй мировой войны, тех, кто совершил многочисленные и чудовищные преступления в ходе нее. Но Нюрнбергский процесс проводился раньше Токийского и возымел большое влияние на последний, особенно в области применения права 

Трибуналы имели ряд схожих моментов, которые можно свести к следующему: 

— Цель: наказать поджигателей войны и преступников, заложить основы предотвращения повторения подобных действий в дальнейшем. 

— В работе трибуналов на едином правовом поле приняли участие разные в идеологическом отношении страны, имеющие различные правовые системы. 

— Уставы трибуналов не имеют существенных различий. 

— В судебном отношении трибуналы модельно идентичны. 

Вместе с тем имелись и отличия: 

— В Токийском трибунале США играли ведущую роль, были главными в плане руководства процессом. 

— На Токийском процессе вместо четырех равноправных прокуроров от четырех стран был определен один главный прокурор от США. 

— Если трибунал в Европе делал акцент на преступлениях против человечности, то Дальневосточный Трибунал больше внимания уделил развязыванию и ведению захватнических войн.

Трибунал рассмотрел действия японских политических и военных лидеров, которые планировали, подготавливали, развязывали и вели агрессивные войны против других стран; грубо попирали и нарушали международное право, договоры и соглашения; совершали военные преступления и преступления против человечности. 

Главный практический результат Токийского процесса — демонстрация японской политической элите ее нового положения в рамках послевоенного мира. На международном уровне трибунал был призван показать единство союзников в стремлении наказать поджигателей войны, однако сделать это удалось не в полной мере. 

Суверенитет Японии до сих пор во многом ограничен именно по результатам данного процесса. На международном уровне трибунал стал одним из последних случаев, когда союзники по Антигитлеровской коалиции действовали сообща

Главным же прецедентом, созданным трибуналом, стало перекладывание ответственности с реальных виновников начала войны и военных преступлений, относящихся к числу членов императорской фамилии, на их подчиненных, а также освобождение от ответственности потенциально полезных военных преступников из числа ученых.

Благодарим Музей Победы на Поклонной горе за помощь в подготовке материала